?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Ливия. Общие данные.

Очередная порция вкусной копипастыинформации - общеизвестная информация про Ливию, где у нас будет происходить дело.

Говорят, что именно в Ливии после Второй Мировой Войны осело довольно много людей, которым в Европе уже никто не был рад. В числе них были, наверное, и различные полубезумные ученые, ставившие науку выше человеческой жизни, военные и политические деятели, в той или иной мере связанные с германскими и итальянским режимом, маги со специфической репутацией, словом, публика крайне разнообразная и далеко не всегда приятная. Как им удалось пробраться в Ливию - вопрос сложный и в открытых источниках вы на него ответа не найдете. Ходили слухи, которые ничем не подтверждены, что какие-то религиозные организации в этом замешаны. Но официально такую вещь как переправлять нацистов и укрывать их на себя никто не возьмет.

Так или иначе, в Ливии после Второй Мировой Войны сформировалась большая диаспора европейцев, а местные, признаться, были только рады - можно даром поднабраться культуры и цивилизации и запрячь переселенцев, которым обратной дороги нет, на рабских условиях. Переселенцы подумали-подумали, и решили что с таким подходом категорически не согласны. поэтому, обсутроившись за пять лет на новом месте, решили диктовать местным свои условия.

Надо сказать, местное ливийское население воевать, может, и любило - но не слишком умело совершенно, ну и не захотело. А за плечами у европейцев стоял военный опыт и новые возможности для тех, кого при прошлой власти ничего хорошего не ждало. Поэтому нет ничего удивительного в том, что 27 ноября 1951 года в стране произошел военный переворот и власть взяла в свои руки группа, назвавшаяся “Опекуны” (Формундер - по-немецки, Guardians - для англоязычной прессы). Люди эти хоть и избавились от нацистских привычек, но все же решили обустраивать страну по-своему. Надо отдать им честь - переворот произошел почти бескровно, и репрессий потом в стране не было. Местному населению, кроме шуток, дали то, чего они хотели - прикоснуться к европейской цивилизации. Около года после переворота Ливия поддерживала дипломатические отношения с окружающими странами, затем, осенью 1952 года, объявила о самоизоляции, закрыла границы и буквально к новому 1953 года выстроила стены вдоль всей границы с Египтом, а также Тунисом и Алжиром. С юга естественной границей послужили горы, с севера - Средиземное море. Опять же никакого повода ля беспокойства - всем недовольным “временным режимом самоизоляции” была предоставлена возможность выехать из страны, но воспользовалось ей исчезающе малое количество народа.

Что происходило в стране с 1953 по 1979 год - остается большой загадкой.
В первую очередь, конечно, потому, что никому не интересна захудалая страна третьего мира! Хотя интересное было - например, под дирижаблем или самолетом, пересекавшим ливийское воздушное пространство, формировалась, как будто сама собой, полоса плотной облачности, препятствующая аэрофотосъеме; единичных разведчиков-нелегалов оперативно, в течение часов после появления в стране, задерживали и, не предъявляя никаких обвинений, высылали - привозили с мешком на голове к КПП на границе у стены, и выдавали пограничникам соседей.

На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что политику изоляции Ливийский Режим проводил беззлобно, но достаточно жестко. Из небольших рассказов разведчиков и авантюристов, которым удалось побывать на территории и что-то там увидеть, следовало, что магия там есть и вовсю используется, что нет демократии, на зданиях висят пропагандистские плакаты в агрессивных расцветках, но нет и угнетения каких-то слоев общества и, похоже, нет ни намека на чье-то расовое превосходство: на плакатах говорилось, что “мы все - ливийцы”. Даже государственные языки - немецкий, итальянский и арабский - были абсолютно равноправны. А вот в остальном вопрос о том, что происходит в стране “за стеной”, на протяжении четверти века оставался без внятного ответа. Те, кто интересовался, строили гипотезы, но вот фактов отчаянно не хватало. Возможно, конечно, случались люди в самой Ливии, которым режим не нравился и которые все-таки бежали из страны, но широкой общественности информации от них совершенно точно не перепадало.

В 1979 году Ливия вернулась на мировую арену. Достаточно скромно - от Комитета Иностранных Дел поступил запрос в МИД Италии с просьбой предоставить ливийским дипломатам право на вьезд в страну и дипломатическую деятельность. Слегка удивленные итальянцы с решением по вопросу затягивать не стали, поэтому вскоре в посольства иных государств начала поступать от Ливии через Италию корреспонденция с запросами и предложениями. Запросы были довольно стандартные - восстановление дипломатических отношений, и информация о том, что с 1980 года Ливия планирует открывать границы, поскольку, прямая цитата, “в стране установилась обстановка, благоприятная для возобновления сношений с внешним миром” и типовые предложения в области сотрудничества и разработки природных ресурсов. Последнее предполагалось на конкурсной основе.
Среди прочего, во второй половине лета 1979 года представители ливийского Комитета Внешнеэкономических Связей предложили выгоднейший контракт одной из самых крупных компаний в мире - Нордстар Альянс, ранее владевших Трансафриканской магистралью, но со времени Гражданской войны в Испании лишившейся этого прибыльного бизнеса. Суть предложения, само собой, состояла в восстановлении железнодорожного сообщения в Северной Африке - ливийская сторона заверила Нордстар, что часть путей магистрали, проходящая по территории Ливии находится в прекрасном состоянии и готовы к эксплуатации. Разве что просьбы Ливии сводились к открытию коммерческого движения и пуску первого пассажирского поезда в определенную дату в 1980 году. Мотивировала ливийская сторона свои желания чем-то невразумительным, чуть ли не благоприятным положением звезд на небе, но тут Нордстар уступила - лучше согласиться со слегка чокнутыми магами (которые, тем не менее, прекрасно знают, что делают), чем сломя голову ломиться в неизвестность.

И действительно - пробные составы прошли по восстановленной ветке в ноябре 1979 года, а вот начало пассажирского движения было намечено на конец зимы 1979-80. В торжественном открытии на первом поезде предполагалось присутствие представителей как самого Нордстар, так и ливийской стороны, ну и некоторого количества важных персон. Заодно обещались мягкие и незаметные меры безопасности - все для комфорта пассажиров.
Что характерно, намечено все было на то самое время, на которое предсказывали очередной конец света или, как минимум, великую битву добра со злом. А то вы сомневались.

Comments

( 3 Телеграмм — Телеграфировать )
nina_tian
Dec. 16th, 2013 09:01 am (UTC)
Я бы добавила, что местные не то, что воевать не умели, а скорее не захотели. Возможно, для них появились новые возможности в виде социальных лифтов для особо одарённых, но не входивших в сложившиеся элиты? Армия, в которой высокие чины занимали в следствие принадлежности к богатеньким родителям, а не знаниям и авторитету, перешла на сторону тех, кто сделал возможным карьерный рост вне зависимости от клановых связей и т.д. ? Джис, поправь меня, если не так.

Edited at 2013-12-16 09:16 am (UTC)
_js_
Dec. 16th, 2013 09:21 am (UTC)
Ты абсолютно права. я внес некоторые поправки в пост. Ну и на твой комментарий пусть тоже обращают внимание)

Edited at 2013-12-16 09:25 am (UTC)
nina_tian
Dec. 16th, 2013 09:25 am (UTC)
^_^
( 3 Телеграмм — Телеграфировать )